Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:58 

Умер легенда Zombie-Movie...

Я реагирую запаздалей всех, видимо, но мне стало известно о кончине известного режиссера Джордж А. Ромеро, который и породил в фильмах, да и в играх жанр зомби таким, каким его знает мы. И умер 16 июля 2017 в возрасте 77 лет от рака легких. За свою жизнь Джордж стал автором огромного количества картин, и почти все они были про зомби-апокалипсис. Самым известным его творением стала франшиза "Ночь живых мертвецов", первый одноименный фильм которой вышел аж в 1968 году и снимался на чистом итузиазме за копейки, которые собрал сам Ромеро и его друзья, которые так же, чтобы сэкономить и без того малый бюджет принимали участие в разработке фильма. Критики отнеслись по началу к фильму довольно холодно, но его тепло приняла публика, не избалованная тогда еще жанром "ужасы".

Также, стоит упомянуть, что изначально именно Джордж Ромеро рассматривался на роль режиссера киноадоптации серии игр Resident Evil. Первый его сценарии был написан за шесть недель, и он должен был пракически полностью повторять события первой игры, сохраняя известные игроку декорации, атмосферу, персонажей — главными героями были Крис Редфилд и Джилл Валентайн — и даже монстров, вроде акул, змеи или растений. Он мог бы, возможно, стать настоящим примером того, как должны экранизироваться игры. С каким трепетом стоит подходить к повторению некоторых деталей, а что лучше опустить. Он умел брать атмосферой, что и является особо ценным в первых частях игры. Но, к сожалению, продюсер из Capcom Ёсики Окамото (да, мир должен знать по имени своего врага) счел этот сценарий плохим и режиссерское кресло было передано тогда еще довольно молодому режиссеру, который снял только одно хорошее кино в своей карьере, после которого его и допустили до написания того, что он хочет, Полу Андерсену. Пол полностью отошел от идеи игры, взяв оттуда только название "Амбрелла" и "Т-Вирус". Все остальное он додумал сам, главным героям сделал свою жену, натворил кучу отсылок к Алисе в стране чудес — например, Элис (Alice, Алиса) а также Красная Королева... — а про фанатов игры и то, что он экранизирует игру, а не продолжение Терминатора он как-то подзабыл, видимо в кураже.

Но, что уж тут теперь? Нету смысла плакать о пролитом молоке. Мы имеем то, что имеем, фильмы Пола смотреть можно, но только если выключить мозг или из-за большой любви к Миле Йовович. А я тем временем хочу закончить фразой: «Спи спокойно, Джордж А. Ромеро. Ты был и останешься легендой Zombie-movie. Пусть земля тебе будет пухом.»



@темы: Resident_Evil, Movie, George A. Romero

11:14 

Перезапуск кинофраншизы "Resident Evil"

После выхода в свет фильма "Обитель Зла: Финальная глава", киностудия Constantin Film заявила о планах "перезапустить" фильм по этой игровой вселенной. Да, факт не новый. В новой франшизе, которая так же будет состоять из шести фильмов Джеймс Ван заменит Пола Андерсена на режиссерском кресле. У Вана уже довольно приличный опыт, как режиссера, так и сценариста и продюсера. Он успел принять участие в разработке практически всех частей знаменитой кинофраншизы "Пила", а так же во многих других хоррорах. Но есть на его счету и фильм, который вызывает опасения: "Форсаж 7". Так же, Джейм Ван заявил, что хочет больше экшена в свои фильмы. Из-за чего опасения берут вверх над слабой надеждой. Но, конечно, говорить что-то конкретное можно будет только по выходу самого фильма или по первым трейлерам. Как по мне, так это очередной способ скосить денег, и ничего родного и полюбившегося из игры мы не увидем. А если и увидеть, то будет это на том же уровне, что и Пола Андерсена. Почему не хуже? Просто, ниже падать некуда.
В общем, я думаю, что фильм по-прежнему будет с рванным, шитым белыми нитками сюжетом, деревянными безликими персонажами, которые призваны только разнообразить картинку новыми пятнами на экране, актерская игра будет такой же плохой, что Станиславский со своей фразой "Не верю!" крутится в гробу, а мы будем с грустью вспоминать Милу с её извечным: "Меня зовут Элис...", это при том, что я ненавижу все шесть фильмов Пола Андерсена. Нет, их можно смотреть, но только если ты не играл в игры и ты вообще не задумываешься над сюжетом, персонажами, логикой, мотивацией... Вообщем, если ты пришел в кино, чтобы пожевать попкорн. Я не возлагаю никакие надежды на этот фильм. Я априори считаю его плохим. Потому что история экранизаций игр показала, что это никогда не заканчивается хорошо. И лучше не ожидать чего-то хорошего и приятно удивиться, или просто хмыкнуть с мыслью: "Я так и знал!". Чем расстроится, потому что у тебя были большие ожидания, которые не оправдались. Так было у меня с Assassin's Creed.
А что вы думаете о "перезапуске" кинофраншизы "Обитель Зла"?



@темы: Resident_Evil, Movie

03:52 

Перед отъездом

Клэр не знала как ей относиться к Пирсу: как к животному, или как к человеку, поэтому отнеслась так же, как и Крис — как к обычному ребенку. Она никогда бы не подумала, что Крис может быть таким милым и заботливым. Нет, он, конечно, заботился о ней в детстве и она знала, что он добрый и милый, но не настолько. Она смотрела, как завороженная, когда Крис утром перед отъездом сел кормить кроху. Он выглядел таким счастливым и увлеченным, отправляя ложечку за ложечкой в рот малыша, приговаривая при этом всякие глупости, но это было просто невозможно умилительно, из-за чего с лица Клэр на протяжении всего завтрака не сползала улыбка. И только в этот момент она поняла почему Крис стал так много есть на работе, в обед, по рассказам Джилл — он просто не успевал нормально позавтракать. Слишком много дел теперь было с утра: встать раньше обычного, сходить в душ, приготовить завтрак для Пирса, разбудить его, переодеть, накормить, проверить нет ли чего, что может нести для него угрозу и бежать на работу. За всем этим он успевал съесть только пару ложечек каши, которую готовил для своего Персика...

@темы: Chris_Redfield, Claire_Redfield, Piers_Nivans, Puppy_Piers, Resident_Evil, fanfiction

03:46 

Ревность

Пирс привык, что Крис принадлежит ему одному. Редфилд проводил с ним каждую свободную минуту, посвящая всего себя только ему. И поэтому, когда Крис пришел вечером поздно, не один и немного выпивший, оказалось сильным ударом и разочарованием для малыша Пирса. Он как всегда поджидал его у дверей, услышав, как проворачивается ключ в замке и бросился ему на ногу, когда они вошли, но Крис лишь привычно усмехнулся ему и, поцеловавшись со своей спутницей, проводил мальчика в его комнату, запирая за собой двери. Пирс уже довольно сильно подрос и он мог дотянуться до ручки, но звук защелки снаружи, говорили ему, что он не сможет выйти. Пирс сильно обиделся на Криса и залез под одеяло, злобно грызя какую-то игрушку.

Всю ночь он своим обостренным слухом мог слышать тихие смех, постанывания и скрип сначала дивана, а после и кровати в комнате Криса. Утром он привычно встал и хотел выйти, но вспомнил, что заперт, и начал громко стучать в дверь и бить её маленькими кулачками и ногами. Крис открыл её только через несколько минут, встречаясь сонным взглядом со злым взглядом больших красивых серых глаз. Через несколько часов девушка, которую привел ночью Крис, ушла, а вот Пирс остался и целый день не разговаривал с Крисом, отказываясь есть у него из рук, и даже чуть поцарапав его своими коготками, будто случайно.

После этого Пирс никогда не видел женщин в их доме, которых приводил Крис на ночь. Видимо, что-то из его поведения он все таки уяснил.

***


Прошло немало времени, но Пирс все же смог найти друзей в школе. Он все больше и больше времени проводил с ними после занятий, пользуясь зачастую тем, что Крис постоянно на работе, а значит не узнает, если он придет позже или приведет на пару часов гостей домой. Но, так было, конечно, не всегда, ведь у Криса бывали и выходные и отпуска, так что в такие моменты приходилось слезно упрашивать папочку, чтобы тот отпустил его после занятий еще поиграть. Крис понимал, что мальчику хочется общения со сверстниками, но все равно не мог унять в себе чувство ревности. Он брал эти выходные и отпуска для него. Для Пирса. Чтобы провести с ним побольше времени, чтобы уделить ему побольше внимания. А этот мальчишка сбегал от него к новым друзьям, все больше поддаваясь переходному возрасту, когда родители ничего не понимают, а друзья крутые. Крис все больше скучал по временам, когда приходил с работы и дома его ждал счастливый его приходу Пирс, бросаясь ему на руки или цепляясь за ноги, обнимая и урча. Или как они могли все выходные играть в гостиной, в результате чего, однажды, была разбита ваза. Пирс тогда испугался, что Крис будет ругаться, но тот лишь тяжело вздохнул и сказал:

— Она мне никогда не нравилась. А вот Клэр наверняка расстроится...

И сейчас, видя, как его Пирс счастлив, но уже не с ним, ему хотелось посадить этого мальчишку рядом с собой и никому не отдавать, никогда и никуда не отпуская. Ведь Пирс его и только его, и больше не может никому принадлежать.

@темы: Chris_Redfield, Piers_Nivans, Puppy_Piers, Resident_Evil, fanfiction

03:36 

Прививка

Крис и сам никогда не любил врачей, походы в больницу и прочее, поэтому прекрасно понимал Пирса, который все больше и больше пугался, когда подходила их очередь на прививку. Обеспокоенным и перепуганным взглядом он окидывал всех, кто выходил из кабинета, среди которых все его сверстники были в слезах, и сильнее прижимался к Крису, цепляясь маленькими ручками за края его клетчатой рубашки. Но Редфилд не очень реагировал на это, только время от времени прижимая малыша к себе и целуя его коротко в висок, переписываясь с Джилл по телефону.
Войдя в кабинет к врачу Пирс испугался еще сильнее, понимая неотвратимость чего-то страшного и, наверняка, болезненного. Инструменты на полках и столах были непонятными, но выглядели угрожающе, так что он прижался еще сильнее к Крису, хотя сильнее, казалось, уже некуда. Это был первый раз, когда Пирса привели в больницу, так что для начала его решили обследовать. Крис практически не выпускал его из рук на протяжении всего осмотра, постоянно с ним разговаривая, видя страх в больших светлых глазах. Через минут пятнадцать доктор завершил свой осмотр, констатируя, что мальчик здоров и ничего ничего не обычного на теле нет, передавая дальнейшую работу медсестре. Та улыбнулась Пирсу и подошла к столу с лекарствами, держа в руке упакованный шприц. Девушка попросила закатить ребенку рукав, что собственно Крис и сделал, успокаивающе что-то нашептывая перепуганному крохе. Через минуту к ним подошла и медсестра, державшая в руках приготовленный шприц и выпустила из него воздух, проводя несколько раз влажной от спирта ваткой по будущему месту укола. Крис крепко сжал руку Пирса в своей, приобнимая его за корпус. Игла легко вошла в кожу, вырывая вскрик «Ай!» из Пирса и заставляя слезы стекать по щекам градом. Мальчик попытался вырваться, но Крис держал его крепко всячески предотвращая попытки сопротивления. Захлебываясь слезами, Пирс жалостливо посмотрел на удерживающего его Криса, который тут же чуть улыбнулся ему и, прижавшись к макушке губами протянул:

— Тш... Терпи, солдат. Ты же у меня мужчина.

Он коротко заметил, как ему улыбнулась медсестра, вытаскивая иглу из руки мальчика, который как-то недобро порыкивал в её сторону, но старался уже не плакать.

@темы: Chris_Redfield, Piers_Nivans, Puppy_Piers, Resident_Evil, fanfiction

17:13 

Sexy Redfield

04:01 

Wesker <3

03:39 

Не их день

День Криса не задался. Сначала, он проспал и опоздал на работу из-за Леона, который пол ночи не давал ему спать. Пытаясь проснуться, он решил выпить кофе, которое потом случайно перелил один из резко выскочивших на него солдат, появившийся просто из неоткуда. Так что возвращаться домой пришлось в сменной одежде. Он поругался с начальством, которому опять что-то не понравилось в его работе, какой-то козёл из министерства недвусмысленно намекал на его скорое увольнение, а по дороге домой, он чуть не попал в аварию из-за каких-то подростков, что взяли машину предков покататься. В общем, это был явно не день Редфилда. Крис вернулся домой ужасно рассерженный и раздраженный. Он яростно почти сорвал с себя сменную футболку и кинул её стираться вместе с облитой кофе рубашкой. На часах было половина седьмого. И обычно это Крис тот, кто приходит с работы последним, но сегодня его сожителя что-то не наблюдалось. В холодильнике было шаром покати, а для готовки настроение было просто отвратным. Так что, махнув рукой на ужин, капитан завалился на диван, стараясь отвлечься от ненужных мыслей и время от времени поглядывая на часы.

Крис успел посмотреть два полнометражных фильма и новости между ними с кучей рекламы, ощущая как с каждым получасом в нём всё сильнее и сильнее нарастает злость. Кеннеди по-прежнему не было дома. Редфилд пытался позвонить Леону, но в ответ были только короткие гудки. Крис чувствовал, как нарастает злость, перемешанная с волнением и раздраженностью, граничившей с потерей самоконтроля. Всего этого было слишком много за один день. Когда он услышал звук поворачивающегося ключа в замочной скважине, на часах была полночь. Крис встал и пошел к входной двери. В проходе стоял ужасно уставший, засыпающий на ходу Леон. Он закрыл за собой дверь и прижался к ней спиной, тяжело выдыхая и прикрывая глаза. Наконец-то дома. Редфилд стоял в метре от него с красным от злости лицом и настойчиво прожигал взглядом дыру в любовнике. Кеннеди неохотно открыл уставшие глаза и вопросительно посмотрел на Криса. Как же он устал.

— Где ты был? — грубо спросил Крис и Леон устало закатил глаза. Он не любил, когда с ним так разговаривали. Не любил когда с ним так разговаривал Крис. В конце-концов, они не были супругами и Леон не был ему ничего должен. Но сегодня дело было даже не в этом.
— На работе, — коротко ответил Леон, снимая свою излюбленную кожаную куртку и темно-бежевые с черным уличные кроссовки.
— Ты видел который час? На какой к чёрту работе?
— У нас было собрание, которое сильно затянулось, потом я должен был закончить отчет по последнему делу, освободился только ближе к девяти, а потом застрял в проклятой пробке. Будь он неладен этот мегаполис!
— Что с телефоном? — голос Криса становился всё более сердитым и Редфилд и сам не понимал почему. Он невероятно устал за этот день и накопившиеся эмоции требовали выхода.
— А что с ним? — непонимающе спросил Леон, доставая сотовый из кармана штанов. Выключен. — Чёрт! Похоже, батарея села. Забыл вчера зарядить.
— А утром этого не заметил? — всё так же зло выпалил Крис.
— Да половина батареи была, но пришлось много переписываться с Хеленой в What's App, а интернет много тянет, ты же знаешь. Вот он и сел, а я не увидел, — Леон рассказывал об этом спокойно, обыденно, с некоторой усталостью в голосе. Этот день, а особенно собрание и пробка, в которой он застрял по дороге домой, выжали из него все соки. Он мечтал об одном: лечь в ванной с горячей водой и наконец расслабиться. Но у судьбы были другие планы на этот вечер для агента Кеннеди.
— Ты мог бы позвонить с другого телефона. И да, если бы тебе в твою блондинистую голову пришла идея позвонить и сообщить, что ты задержишься, чтобы я не волновался, ты бы заметил севшую батарею! — словно ядом, плевался словами Крис и это задело Леона. Он продолжал держать себя в руках, не понимая, какая муха укусила его любовника, но переходить на оскорбления тот не имел права. А цвет его волос был упомянут явно как способ оскорбить.
— В следующий раз позвоню, — стараясь сгладить ситуацию, ответил Кеннеди и побрел в сторону кухни, в тщетной надежде отыскать что-нибудь съедобное. Он открыл холодильник и тут же недовольно хлопнул его дверцей, поворачиваясь к Редфилду. — Крис! А ты не подумал о том, что если я так задерживаюсь, то приду голодный? У меня нет возможности в течении дня ходить в столовую и я целый день ничего не ел! И в твою толстую черепушку не проникала мысль, что, может, стоит что-то приготовить?! — это уже серьезно начало раздражать агента. Он был уставший и голодный, а теперь ещё и до невозможности рассержен.
— Ой, заткнись, Кеннеди, — ответил ему на это Крис. И, наверное, если бы Леон закрыл рот, то всё бы обошлось, но он не привык так просто сдаваться. Редфилд уже заставил его почувствовать себя виноватым, а оставаться в долгу агент не собирался.
— Сам заткнись! — выпалил ему в ответ Леон. — Придурок, от тебя никакой пользы... Не убираешь, не готовишь, только ноешь и возмущаешься! — он знал, что это не совсем правда, знал, что перешел на личности и что стоило остановиться, но не мог. Слова лились бесконечным потоком. А потом в дело пошла физическая сила. Крис, не выдержав, ударил Леона по лицу, заставив того пошатнуться и схватиться за скулу, на которой остался ярко-красный след. Он посмотрел на Редфилда с яростью и плохо скрываемой обидой. А в следующую секунду набросился на него, но был тут же скручен и прижать к стеклянному обеденному столу. Кеннеди попытался вырваться, но Крис навалился на него всем своим немалым весом, предотвращая такую возможность. Он наклонился к его лицу и шипящим от злости голосом произнес Леону прямо в ухо:
— Я тебя проучу, гаденыш, — и от этого тона по телу Кеннеди пробежались мурашки. Ему вдруг стало не по себе. Что-то говорило ему, что ничем хорошим это не кончится. Леон снова попытался вырваться. Тщетно. Крис держал его, всё сильнее вжимая в захрустевшую под таким весом столешницу. Не убирая руку от скрученной руки Леона, Крис завёл свободную руку под живот блондина, спускаясь чуть ниже и нащупывая ширинку его джинсов. Он расстегнул застежку и в одно резкое движение стянул с Кеннеди штаны вместе с нижним бельем. Леон широко открыл глаза и усилил попытки сопротивления. Крис и раньше бывал груб в постели, так что Леон прекрасно знал, на что тот способен. На него накатила волна страха и она заскулил, умоляя Редфилда ничего не делать и отпустить его. Но тот, казалось, его уже не слушал.

Крис быстро расстегнул и стянул штаны и с себя, высвобождая возбужденный отчего-то член. Капитан и сам не знал что именно его так возбудило, но это не было похоже ни на одну прежнюю эрекцию. Она была сильной, внезапно накатившей и какой-то черной. Ему хотелось причинить кому-то боль, хотелось высвободить наконец накипевшие за этот долгий день эмоции. В ушах бешено стучала кровь. Перед глазами будто повисла пелена ярости и возбуждения. Он уже не контролировал себя, когда резко вошел в сжавшегося в испуге Леона. Без всякой подготовки и на сухую, только сплюнув на руку и растерев слюну по члену. Это оказалось нелегко. Сжавшиеся, будто в конвульсиях мышцы, на отрез отказывались впускать в себя чужеродные предметы, но Крис оказался настойчивее. Это было больно. И Крису тоже, но он не обращал сейчас внимания на боль.

Когда Крис всё же смог преодолеть сопротивления тела под ним и резко вошел, Леона будто током прошило. Из его груди вырвался болезненный крик и он крепко вцепился свободной рукой в край стола, сжимая его с нечеловеческой силой. Стекло больно врезалось в кожу, но это было ничто по сравнению с тем, что он ощущал ниже пояса. Против собственной воли, Леон сжался ещё сильнее, вызывая этим только новую волну боли, разливающуюся по телу горячим ядом. Он судорожно продолжал кричать, моля Криса остановиться. Всё так же безрезультатно. Редфилд двигался внутри, вколачивая агента в предательски скрипящий и хрустящий стеклом стол, который, казалось, вот-вот разобьется. Треснет под их весом. Из глаз брызнули слёзы, а из груди рвались новые крики боли, которые Леон сдерживал, до крови закусив губу. Он зажмурил глаза, пытаясь отстраниться от этого кошмара. Может, ему повезет и он сойдет с ума? Боль в заднице усилилась и он убрал руку от края стола, больно закусывая ребро ладони. Маленькие порции боли, вызванные нанесенными самому же себе увечьями, немного отрезвляли поплывший разум, возвращая в реальность.

Крис двигался в бешенном, рваном ритме, вколачивая Леона в стол. Рвущийся обратно, приходящий в себя здравый смысл кричал ему, что он должен сейчас же остановиться. Что он не должен так поступать и он не хочет этого. Но то чёрное, давно засевшее глубоко внутри и наконец вырвавшееся наружу было сейчас намного сильнее. Он пропускал мимо ушей приглушенные крики и болезненные стоны и сам пропустил момент, когда вдруг стало отчего-то легче двигаться. Крис знал, что причиняет нестерпимую боль свою возлюбленному, но не мог остановиться. Ему и самому было больно от того насколько это было туго, поначалу сухо, насколько сильно было сопротивление обездвиженного тела и он никак не мог найти нужный угол. Он держал Леона одной рукой за бедро, сильно сжимая его, впиваясь в кожу короткими ногтями. Звуки шлепков тела о тело разносились в тишине комнаты, смешивались с прерывистым тяжелым дыханием Редфилда и тихим скулежом Леона. Крис толкнулся на встречу Леону ещё раз и замер, изливаясь внутрь агента. Капитан громко и протяжно выдохнул, медленно возвращая себе контроль и резко вышел, вырывая очередной болезненный стон из глотки Кеннеди, садясь на отставленный в сторону стул и зарываясь руками себе в волосы в попытке осознать, что он только что натворил.

Леон простоял так ещё с минуту, не решаясь пошевелиться. Он наконец разогнул затекшую руку, в которую сейчас будто вонзилось тысяча иголок. Чуть помедлив, Кеннеди открыл глаза, возвращая себе резкость, всматриваясь в полумрак комнаты и зашторенное окно напротив стола. Всё тело нещадно болело, а задница просто горела от боли. Только сейчас он почувствовал, как по ногам что-то стекает и неуверенно завел назад руку, коротко касаясь саднившего ануса и тут же возвращая руку назад. На пальцах была белесая сперма смешанная с алой кровью. Леону захотелось разрыдаться, но он сдержал этот порыв, используя для этого, казалось, последние силы. Держась на подгибающихся ногах, агент выпрямился, отходя от стола и полностью снимая спущенные штаны. Ноги казались ватными и отказывались держать своего хозяина. Леон рухнул на пол, в полуметре от приходящего в себя Криса. Редфилд тут же оказался у Кеннеди, желая помочь, но не зная как. Всё тело агента содрогалось от тихого плача, который так и не смог в конце-концов сдержать сломленный Леон. Крис нежно провел рукой по лицу агента, заглядывая в любимые голубые глаза, в которых застыли испуг, боль и отвращение. Отвращение к Крису, к себе, к своей слабости, ко всему на свете. Теплые соленые слезы текли бесконечным ручьем по его лицу, стекая на мягкие, переливающиеся золотом и быстро намокающие волосы. Он взял Леона на руки и отнес его в их спальню, аккуратно положив на кровать, и удалился из комнаты за аптечкой. Крис всё время шептал какие-то извинения и нежности, стараясь вызвать хоть какую-то реакцию у Леона, который, казалось, выпал из реальности.

Редфилд вернулся с влажными салфетками и каким-то заживляющим кремом. Он бережно перевернул Леона на живот, оставляя короткий поцелуй на спине, и очень осторожно и нежно вытер вытекшую сперму и выступившую кровь, нанося сверху заживляющую мазь.

— Ненавижу тебя, Редфилд, — коротко и тихо произнес Леон куда-то в подушку.
— Тише, — он ласково погладил любимого по ягодицам, будто извиняясь этим касанием. Будто оно могло что-то изменить, исправить. — Молчи, я и так всё знаю. Я сам себя ненавижу за то что сделал, — ещё один короткий поцелуй куда-то в поясницу. Он отстранился и укрыл Леона одеялом, продолжая ласково поглаживать его по спине, пояснице, ногам.

Леон натянул одеяло на голову, поджимая ноги к животу, несмотря на боль и сворачиваясь в клубочек. Он буркнул что-то неразборчивое и тихое, уже почти успокоившись, хотя тело всё ещё била легкая дрожь. Крис больше не решился его тревожить и, решив, что лучше будет оставить его сейчас в покое, он ушел в гостиную спать на диване. Хотя, по ощущениям, уснуть у него сегодня вряд ли получится. А Леон тем временем придумывал план как убить Редфилда и не угодить за это в тюрьму.

@темы: Chris_Redfield, Leon_S_Kennedy, NC-17, Resident_Evil, yaoi

03:34 

Game is over, Ada!

Очередное задание было выполнено и я с чистой совестью отдыхала, бродя по ночным улицам большого города. Осень началась в этом году рано и несмотря на то, что это только середина сентября всё стояло уже желтое, а листья стремительно опадали, будто конец октября. Свежий прохладный ветерок играл в волосах, шумели опавшие листья, ночное небо было украшено россыпью ярких звезд, а из-за редких облаков выглядывала практически полная луна, освещающая ночной город. Отличное время для романтической прогулки. Я часто гуляю так по улицам после очередного безумного и долгого задания. Мне нравится смотреть на мир, который удалось сохранить. Мир, который не тронули вирусы и войны. Коротко я думаю о том, что, наверное, хотел бы, чтобы сейчас рядом со мной был Леон. Но последний раз я видела мистера Кеннеди на исследовательской станции Триссел, где мне нужно было выкрасть новый образец испытательного вируса. Вроде, задание Леона заключалось в том же, но он как-то непривычно легко отпустил меня на этот раз. Может, он перегорел? В конце концов, это не могло продолжаться вечность. И всем нам нужно просто двигаться дальше. Тяжело вздыхаю. Вот уже двадцать лет… Двадцать лет я веду с ним эту игру. Я устала от неё. Я знаю, что он устал. И, наверное, если бы я только услышала те заветные слова из его уст… Я бы без раздумий бросила всё это к чертям собачьим и осталась бы с ним навеки. Но до тех пор… я буду вести эту игру, пока мы оба не выиграем или не проиграем её. Ибо сделать это по одиночке нельзя. Я остановилась на маленьком мостике, который служит переправой через небольшой искусственный пруд, и тут раздался звук звонка. Я привычным движением запустила руку в карман кашемирового пальто и достала оттуда мобильный, не глядя нажимая на кнопку ответить. Я привыкла к звонкам от незнакомых и неопределенных номеров, и уже давно им не удивляюсь. Я ожидала услышать новое предложение о работе, но тут меня ждал неожиданный и малоприятный сюрприз. Услышав моё: «Да?», в трубке послышался голос Леона. Он был явно сильно удивлен, но было что-то ещё. Какая-то хрипота, затрудненное дыхание, болезненный кашель… Я сразу же насторожилась.

— Леон? — несколько обеспокоенно спросила я, ожидая ответа. — Что с тобой? Всё в порядке? У тебя странный голос.
— Ада? Ада, беги куда-нибудь. Спасайся. Спрячься и не высовывайся. Слышишь меня? Убирайся из страны, спрячься где-нибудь! — он говорил заплетающимся языком, торопливо, устало и напугано. Я никогда раньше не слышала, чтобы Леон был таким. Когда он замолчал через пару секунд в телефоне послышался характерный звук удара. Я вцепилась рукой в деревянное ограждение мостика, притаив дыхание.
— Леон?.. — совсем тихо произнесла я, вслушиваясь в шебуршания на том конце связи.
— Леон уже наговорился на сегодня, — произнес незнакомый мужской голос. В нем слышались невозмутимость и властность. Я очень хорошо знаю таких типов. Узнаю их уже по голосу, по говору. Миллиардеры, филантропы, хозяева жизни, которые считают, что все вокруг — это просто расходный материал. И мне очень не понравились новые «друзья» Леона. Хотя, где-то в глубине души я отлично понимала, что если бы не я, то ему бы не пришлось заводить подобные знакомства. — И так, мисс Вонг, я уже понял, что наш общий знакомый для вас многое значит. И это очень хорошо, значит, мы легко сможем прийти к соглашению, — тем временем продолжил незнакомец, который даже не потрудился представиться.
— Чего вы хотите? — старясь сохранять спокойствие и равнодушие в голосе, но не в душе, спросила я.
— Всё просто: Вы возвращаете мне мой образец вируса, и приносите кровь Джейка Мюллера, а лучше всего Мюллера, и тогда, возможно, я верну вам вашего агента, — самодовольно произнес мужчина, а после замолчал на несколько секунд. Сказать честно, у меня давно не было такого желание застрелить человека. Последний раз такой же ненавистью я пылал только к Симмонсу. Погодя немного времени, мой телефон завибрировал, сигнализируя о пришедшем всё с того же номера ммс. Я открыла сообщение, и моё сердце пропустило несколько ударов. Там было фото, на котором был избитый до полусмерти Леон, весь в крови и порезах на груди и лице, с потухшим усталым взглядом, а перед самой камерой кто-то держал шприц с тем самым испытательным вирусом. Послание было яснее некуда. Я громко сглотнула и прикусила губу, на секунду устало поднимая взгляд в небо и проклиная мысленно всё на свете. Почему именно Леон? Да, наверное, наши встречи должны были однажды закончится именно так. Но всё же… Леон не заслуживал такой участи. Собравшись с мыслями и силами я снова поднесла телефон к уху:
— Я поняла вас. Но мне нужны гарантии того, что вы отпустите Леона, если я сделаю как вы просите.
— Знаете, если вы не сделаете, как мы требуем, — ответил незнакомец, делая отдельный акцент на слове «требуем». — мы начнем отпускать его по частям. А у него слишком красивые и изящные руки, так что не хотелось бы их уродовать, отрезая пальцы, кисти… Ну и так далее, — я сцепила зубы и закрыла глаза. — Да, а потом сделаем укол вируса и… ну это ещё неизвестно что будет. Честно говоря, исследования на людях мы начали только недавно, так что…
— Хорошо. Я сделаю, как вы просите. Только не трогайте его больше.
— У вас два дня. Иначе… Ну Вы знаете, мисс Вонг.

В телефоне послышались короткие гудки и я рухнула на деревянный мостик — ноги стали словно ватные. Я стеклянным взглядом смотрела на гаснущий экран с фотографией и сама не поняла как так получилось, что из глаз потекли слезы.

@темы: Resident_Evil, Leon_S_Kennedy, Aeon, Ada_Wong, fanfiction

03:29 

Ещё можно исправить... (9.2.)

***


Крис выходит с Пирсом из здания суда и оба с облегчением выдыхают. Два последних года действительно были просто безумными. Сначала, Эдония, потом полгода запоя для Криса и полгода поисков своего капитана для Пирса. Потом Китай и все эти ужасные события с К-Вирусом, лже Адой Вонг, она же Карла Радамес, схватка с Хаосом и трагедия с Пирсом. Потом еще полгода различных страданий с обеих сторон, а потом больше года судебных разбирательств на тему причастности Пирса к био-террористическому акту на Аляске. И вот, наконец-то, победа в судебном процессе оказалась за Нивенсом.

Крис и Пирс стоят на улице и вокруг всё цветёт, потому что весна. Весна на улице и весна у них на душе. Нивенс рассматривает улицу и улыбается и впервые за долгое время ему легко дышать и его больше ничего не тяготит. Редфилд обнимает его сзади одной рукой и Нивенс поворачивает к нему голову целуя своего капитана в губы, на что тот активно отвечает. Весь этот год они живут вместе. Они продали квартиру, в которой жил Пирс раньше и пустили деньги на лечение парня в хорошей клинике. И оно оказалось действенным, так что уже через семь месяцев активной терапии у него прошла хромота. И трудно сказать кто именно радовался этому больше сам Пирс или Крис. Они садятся в машину и едут домой, где их уже ждет Клэр, которая, конечно, же все подготовила для того, чтобы они могли сразу же после быстрого душа, переодеться и поехать на свадьбу Джейка и Шерри, куда были приглашены, как это ни странно не Биркин, а Мюллером. О том, что именно они выиграют дело было ясно уже давно, так что приглашение на свадьбу было принято и они хорошо на неё успевали. Более того, этот день обещал стать особенным не только для Джейка с Шерри, но и для самих Криса и Пирса. Редфилд собирался сделать предложение Нивенсу и почти не сомневался в том, что тот согласится. В конце концов, за все годы их знакомства, и особенно за последние два, они прошли вместе столько, сколько, наверное, ни одна пара на свете, так что им не нужно много времени и долгих встреч, чтобы понять, что они хотят и готовы быть вместе и в счастье и в горе, в болезни и в здравии и как там ещё говорится в той клятве?

Основная церемония бракосочетания позади и все разбрелись на банкет, который проходит в саду огромного особняка, который унаследовал Джейк от, в очередной раз убитого Вескера. Конечно, Мюллеры не собирались здесь жить. У них уже давно есть маленькая, но уютная, и главное, своя квартирка недалеко от института, которую они купила на деньги, заработанные Джейком раньше через заказы и Шерри, которая работает агентом. Крис уводит Пирса от общего столпотворения в один тихий, уютный уголок. Это деревянная, выкрашенная в белый беседка, вокруг которой растут цветущие вишни. Солнце садится за горизонт и последние его лучи весело играются на лице Пирса и стеклах его очков, которые он стал носить по рекомендациям окулиста, у которого он прошел обследования для освидетельствования нанесенного К-Ultra вреда здоровью. Крис смотрит на Нивенса и счастливо улыбается, начиная разговор. Он коротко рассказывает о своих размышлениях насчет их совместной жизни, вызывая широкую улыбку на лице Пирса парой фраз, навеивающих воспоминания. А после Редфилд лезет в карман и достает оттуда синюю бархатную коробочку, в которой находится обручальное кольцо. Пирс немного краснеет и Крис чуть смеется — ему нравится смущенный Нивенс. Кажется, Пирс не знает как ему реагировать и Крис просит от него только одного слова: «да» или «нет». После чего Нивенс смотрит очень смущенно, чуть прикусывая нижнюю губу и превозмогая ужасное смущение ситуацией говорит «да». Крис надевает ему на палец кольцо и целует. И тут будто из неоткуда появляются Клэр и Джилл с улыбкой до ушей и Редфилд-младшая выдает только одну фразу:

— Ну наконец-то!

@темы: yaoi, fanfiction, Piers_Nivans, Nivanfield, NC-17, Jill_Valentine, Chris_Redfield

03:28 

Ещё можно исправить... (9.1.)

BSAA вылетает рано утром и прибывает в Миднайт таун поздно вечером. Их сразу же направляют к станции метро, в которой пару часов назад произошел какой-то взрыв и вход туда завалило. Это было то самое место, которое анонимный источник указывал, как место совершение теракта. Им докладывают, что кто-то смог выйти на связь по рации из комнаты охраны и сообщил о странных существах, которые похожи на живые, вьющиеся и переплетающиеся шланги. Но больше узнать не удалось, потому что связь оборвалась и Крис с Джилл переглядываются, смотря друг на друга взволнованным и неверящим взглядом. Они рассматривают планы подземных ходов, готовят людей вокруг к эвакуации и строят план как бы всё это решит малыми потерями. Все вокруг настаивают на том, чтобы там все взорвали или подожгли, например газом, но эта затея звучит опасно и Редфилд с Валентайн не решаются пока отдать приказ.

Когда Крис заходит в их с Джилл шатер, где стоят компьютеры, на столах расположены планы и прочие подобные вещи, он замечает лишнюю деталь: записку на клавиатуре, которой тут точно не должно было быть. Он открывает её быстро пробегает глазами по строчкам и тут же выбегает на улицу. Он торопливо ищет Джилл и находит метрах в десяти, разговаривающую с какими-то людьми в костюмах. Он тут же подбегает к ней и без всякий объяснении сует ей найденную записку. Валентайн читает её содержимое и хмурится, смотря на листок, а потом на Криса.

— Откуда это? — спрашивает Джилл, отходя с Редфилдом в сторону.
— Лежало на столе у нас в шатре. И как она только смогла?
— Неважно. Что ты об этом думаешь?
— Она просит личной встречи. Не думаю, что она стала бы так рисковать, если бы это не было важно.
— Ну, она здесь так и пишет: «Это жизненно важно!».
— Тогда нужно пойти.
— И как можно быстрее это всё решить. От нас здесь многое зависит, если ты помнишь. Наше исчезновение обязательно заметят.

Крис и Джилл приказывают держать их в курсе ситуации по рации и идут в назначенное место встречи. Это недостроенная многоэтажка недалеко от метро. Здание стоит чуть ли не в центре города, но вокруг самый настоящий пустырь, да и стройка отгорожена высоким забором, так что место получается довольно пустынным, безлюдным и выглядит крайне недружелюбно. Они заходят в здание, включая фонари на наушнике и держать на всякий случай оружие наготове. Никогда не знаешь, что ожидать от такого человека, как та, кто их пригласил сюда. Они заходят в нужную комнату и здесь никого нет. Капитаны осматривают каждый угол, но здесь пусто. Парочка замирает и слышит чьи-то шаги позади. Они оборачиваются и наводят оружие на силуэт, застывший в проходе.

Ада Вонг стоит в дверях закрывая лицо от света фонарей и довольно улыбается. Она веет спокойствием, но в то же время в её взгляде можно заметить сильное беспокойство. Азиатка тяжело выдыхает и поднимает руки вверх, показывая, что не собирается совершать никаких лишних действий. Крис и Джилл коротко кивают друг другу и опускают оружие, однако не прячут его обратно в кобуру.

— Рада, что вы все же пришли. Я сильно рисковала, когда входила на территорию вашего лагеря, — говорит Ада, осматривая капитанов.
— Давай лучше сразу к делу, — говорит Крис с явной неприязнью в голосе.
— С удовольствием. Но рассказывать будете вы. Что вы собираетесь сделать с инфицированным метро?
— С чего это нам тебе это рассказывать? — интересуется Джилл и Крис всем своим видом показывает, что он вполне согласен с вопросом напарницы.
— С того, что я знаю, кто за этим стоит. И я готова поделиться с вами этой информацией, но только если вы сначала расскажите мне, что вы планируете сделать с метро?
— Взорвать, — коротко отвечает Крис. — С помощью газа.
— Нет! — вырывается у Вонг. Она всеми силам пытается успокоиться и сконцентрироваться, но получается плохо. — Нет. Вы не можете этого сделать. Нужно туда спуститься.
— Там распылен Ураборос, Ада, если ты собралась туда спускаться — ты самоубийца.
— Ты обещала рассказать кто стоит за терактом, — как бы между делом напоминает Джилл.
— Да, да. Только... Для начала, вы должны помочь мне. Нужно спуститься в метро.
— Мы что идиоты по твоему? — спрашивает Крис, снова наставляя пистолет. — Говори, кто стоит за терактом.
— Помогите мне спуститься в метро и выбраться оттуда и тогда...
— Зачем тебе это?!
— Там внизу остался Леон!..

@темы: yaoi, fanfiction, Piers_Nivans, Nivanfield, NC-17, Jill_Valentine, Chris_Redfield

06:34 

Победитель по жизни

23:00 

Ещё можно исправить... (8.4.)

— Трахни меня кулаком, — произносит Пирс сквозь стоны и от этих слов Криса обдает новой порцией желания, но он всё же решает сначала убедиться в том, что это был не бред.
— Ты уверен? — он спрашивает осторожно, мягко, практически прекратив движения руки, что находилась в парне, чтобы не сбивать его с мысли.
— Да, — тяжело дыша отвечает Пирс и смотрит на Криса затуманенным от удовольствия взглядом и его кожа покрыта испариной, а волосы прилипли ко лбу. — Давай, натяни меня на свой кулак.

И дважды просить Криса не надо. Он возобновляет темп движения руки и добавляет четвертый палец, проникая, практически, всей ладонью. Время от времени капитан так же ласкает себя, чтобы снять немного ставшего болезненным напряжения. Отдаленно, он думает, что-то, что они сейчас делают невероятно пошло, грязно, неправильно и, что ещё пару дней назад он и подумать не мог, что будет когда-либо заниматься чем-то подобным — окажется в постели с мужчиной, да к тому же не просто с мужчиной, а с Пирсом Нивенсом. С тем самым Пирсом, который служил в его отряде, который много раз подставлялся за него под пули, который пожертвовал собой ради него в Китае… Это чертовски неправильно и до одури верно одновременно. Где-то глубоко внутри него кричит здравый смысл, но вот какое-то другое чувство говорит одно: никому другому он не может принадлежать, Пирс может быть только его, Криса, и ничей больше.
И когда Крис смотрит на расслабленного, открытого, прогнувшегося в спине, наверное, до боли, покрытого испариной Пирса с призывно оттопыренным задом, который громко стонет от удовольствия, оперевшись одной рукой в кровать, а другой лаская свой колом стоящий член, он не может спорить с этим чувством внутри себя, понимая, что так и есть. И таким красивым и призывно открытым Нивенс может быть только с ним. Должен быть только с ним.

Проходит ещё пара минут и Крис добавляет пятый палец, так что его ладонь полностью затягивает внутрь и Пирс чуть вскрикивает и резко откидывает голову назад. Крис наклоняется к его лицу и трется щекой о его висок, попутно замечая слезы в уголках глаз снайпера. Он смотрит как тот тяжело дышит через открытый рот и как припухли от укусов и без того пухлые алые губы и он тянется к ним, чтобы поцеловать.

Пирс охотно отвечает на поцелуй, но не может перестать стонать и кричать, когда Крис сжимает и разжимает руку внутри него, продолжая двигать ею взад-вперед. Редфилд наклоняется к уху снайпера и жарко выдыхает, спрашивая томным голосом: «Нравится?».
Но Пирс не может ответить. У него еле хватает воздуха в легких, чтобы дышать и ему кажется, что он сейчас потеряет сознание от удовольствия. Крис будто чувствует это и полностью вынимает руку, заменяя её на свой уже давно крепко стоящий член и стонет сам, оказываясь внутри. Он сразу же начинает двигаться, но так длится недолго и он выходит, чтобы перевернуть Пирса на спину. Ему хочется видеть его лицо, когда тот кончит. Крис закидывает ноги снайпера себе на плечи и входит, нависая над ним. Он сам мастурбирует Пирсу, любуясь, как парень мечется и прогибается в спине, сжимая руками уже давно скомканное одеяло, постоянно меняя темп, из-за чего меняется и реакция тела Нивенса. Пирс кончает первым, практически перестав дышать и выгибаясь под невероятным углом, с громким, невероятно пошлым криком. Наверное, так не умеет кричать даже самая дорогая шлюха в мире. И он заливает себе живот горячей, белесой спермой, раскидываясь на кровати и пытаясь отдышаться. Крис собирает на пальцы немного спермы с живота Нивенса и пытается заставить его её слизать. Пирс немного сопротивляется, но совсем недолго, всё же соглашаясь и приоткрывая рот, куда тут же погружает свой палец Редфилд. Пирс сосет палец с громким пошлым причмокиванием и это становится для Криса последней каплей. Он изливается в Нивенса, а с его губ срывается какой-то утробный стон.

Пытаясь отдышаться, Крис снимает с себя ноги парня и ложится рядом с ним не в состоянии выстроить сейчас ни одной мысли или произнести хотя бы слово. Он прикрывает глаза и тяжело дышит через рот, слыша шуршание рядом. Открыть глаза его заставляет легкое, почти невесомое касание пальцем его губ и терпкий, неприятный привкус во рту. Крис смотрит на Пирса, который навис над ним и вымазывает его губы своей спермой, широко улыбаясь. Редфилд машинально облизывается и чуть морщится, от чего Нивенс улыбается ещё шире.

— Да, да, отомстил, — тихо комментирует это Крис, улыбаясь в ответ.
— У меня сзади течет, — говорит Нивенс ещё тише, практически шепотом и Крис как-то не сразу понимает о чём он говорит. — Твоё семя, — заметив некоторое замешательство на лице капитана, объясняет Пирс и тот как-то насмешливо хмыкает.
— Есть салфетки? — спрашивает Редфилд и Пирс, чуть призадумавшись, согласно кивает. И когда Крис аккуратно вытирает мокрыми, а потом сухими салфетками вытекающую сперму, Пирс краснеет как, наверное, никогда прежде и, возможно, отдаленно думает, что зря он открыл рот по этому поводу, но сожалеть об этом сейчас уже поздно.

Крис и Пирс засыпают вместе. Пирс утыкается лицом в подушку, а Крис обнимает его сзади, прижимая крепко к себе и переплетая их ноги. Он вдыхает слабый запах пота, исходящий от кожи Пирса и смесь пота и запаха дешевого шампуня, что исходит от волос и думает, что никто не может пахнуть приятнее. Это первая ночь за последние полгода, когда Крис засыпает с абсолютным спокойствием и полной безмятежностью на душе.

@темы: yaoi, fanfiction, Piers_Nivans, Nivanfield, NC-17, Jill_Valentine, Chris_Redfield

22:59 

Ещё можно исправить... (8.3.)

***


Пирс приводит их в небольшую квартирку, где ещё исправно работает свет и включено отопление. Обстановка здесь приятная: стены обклеены простенькими, но симпатичными нейтральной расцветки обоями, полы устелены в основном линолеумом, окон немного и все они занавешены плотными неброскими шторами кремового цвета. Пирс уверенно проходит в одну из комнат и Крис следует за ним. Это оказывается спальней. Здесь так же занавешены кремовыми шторами свисающими с потолка до самого пола окна, мебели в комнате немного, только кровать, две прикроватные тумбы и шкаф на всю стену. Но им больше и не надо на эту ночь. На тумбах стоят старые дешевые лампы, от которых исходит приятный мягкий свет и совместно с багровым постельным бельем это создает некую романтическую атмосферу. Пирс проходит вглубь комнаты и подходит к кровати останавливаясь там и выжидая. Крис же всё ещё стоит в проходе и пока не решается ступать дальше, будто сомневаясь в принятом ранее решении. Они не говорят об этом, но оба знают, что пока у них ещё есть шанс всё это прекратить. И Пирс не обидеться, если Крис сейчас уйдет, если он передумает. Но так же они оба знают, что если Редфилд сейчас переступит этот порог, то дороги назад уже не будет. И он стоит там ещё несколько секунд, видимо, принимая для себя какое-то решение и проходит в комнату, запирая за ними дверь. Он не спеша подходит к Нивенсу, беря его за руку и встречаясь с ним взглядом. Крис будто выискивает в его глазах ответ на незаданный вопрос и, похоже, найдя его, наклоняется медленно и нежно касаясь его губ своими. Поцелуй выходит неспешным, нежным и немного неуверенным. Он запускает руку ему под одежду, начиная поглаживать подтянутый живот, очерчивая пальцами рельефы мышц пресса и чувствует как Пирс запустил ему пятерню в волосы, сжимая их и чуть оттягивая назад. Его вторая рука скользнула вдоль спины, старательный и бережно обходя ожог. Они разрывают поцелуй и смотрят друг на друга опьяненным страстью взглядом. Крис чувствует как у него сладко сводит мышцы внизу живота и как его член наливается кровью, так что в штанах быстро становится тесно. Он берет инициативу на себя и тут же снимает с Пирса куртку и свитер с футболкой. Нивенс подхватывает и проделывает то же самое с Крисом. Они снова целуются, прижимаясь друг к другу голыми корпусами, чувствуя тепло чужого тела и Пирс то ли случайно, то ли специально трётся стояком о стояк Криса, от чего у обоих из груди вырывается слабый стон. Они стонут в рот друг другу и это просто сводит с ума обоих. Не желая больше ждать, Крис расстегивает штаны, сразу же избавляясь от них вместе с бельем и помогает проделать те же действия Пирсу. Редфилд касается губами шеи снайпера, постепенно увеличивая поцелуй со слабого, нежного, на более настойчивый, мокрый, с легкими покусываниями и зализыванием места укуса. Нивенс тоже не желает терять время зря и, прижавшись ещё сильнее к своему капитану, берет их члены дроча им обоим одновременно.

Он чуть стонет и откидывает голову, открываясь ещё больше. Крис прижимает Пирса к себе, попутно поглаживая его обнаженную спину и упругие ягодицы. Он ненадолго отстраняется и смотрит на Нивенса и может поклясться, что это самое красивое выражение лица, которое у него только может быть. Его глаза прикрыты и ресницы чуть подрагивают, припухшие алые губы призывно открыты и в голову к Крису вдруг начинают лезть пошлые картинки и фантазии, как эти губы смыкаются на его члене. Пирс чуть хмурится и жмурится, видимо, от удовольствия. Он кусает себя за нижнюю губу и еле стонет, так что Крис больше не может совладать с желанием и впивается ему в рот страстным поцелуем. Нивенс охотно отвечает, но не дает этому продлиться долго — он отходит от Редфилда и ложится на кровать.

Капитан наваливается сверху, начиная покрывать короткими поцелуями грудь и живот снайпера. Он нежно выцеловывает каждый шрамик, каждый синяк, запоминая, постепенно опускаясь всё ниже. Его губы мягко касаются красной от возбуждения головки и он чувствует привкус терпкой смазки во рту, облизываясь. От Пирса пахнет возбуждением и этот запах сводит Криса с ума. Кажется, Нивенс ожидает, что капитан продолжить начатое, но тот отстраняется и возвращается к его губам, снова целуя и чуть покусывая и вылизывая места укусов. Руки Криса блуждают по телу Нивенса, поглаживая гладкую кожу лица и живота и спускаясь ниже, проводя по внутренней стороне бедра, поднимаясь выше к промежности, дразняще лаская и снова убирая руку, возвращая её к лицу. Пирс поддается тазом навстречу ласкающим движениям и с его губ слетает разочарованный стон, когда ладонь вновь исчезает. Через несколько минут Крис снова отстраняется и показывает Пирсу, чтобы тот развернулся к нему спиной. Немного нехотя, снайпер всё же повинуется и становится в коленно-локтевую, оттопыривая задницу. Редфилд поглаживает его спину и ягодицы, пару раз легко шлепая по ним и вырывая короткий стон из груди Пирса от неожиданности. Последними почему-то становится за это немного стыдно и он заливается краской, пряча лицо где-то между согнутых в локтях руках. Крис любуется открывшимся видом и к нему в голову лезет всё больше и больше пошлых и непристойных мыслей и он поддается своему минутному желанию и приливает губами к анусу парня, от чего тот снова протяжно стонет и откидывает назад голову, широко раскрывая глаза и прогибаясь в спине. Капитан целует, вылизывает и проникает внутрь языком и от всего этого Пирсу кажется, что он сейчас сойдет с ума. Он начинает бормотать что-то несвязное, сжимая в руках мертвой хваткой одеяло, жмурится, стонет и поддается навстречу ласкающему горячему языку. Крис разводит ягодицы парня руками еще больше в стороны и снова легко шлепает его по заду, так что волна удовольствия и самых разных эмоций накрывает бедного парня с головой и он практически перестает себя контролировать. Снайпер закусывает до крови губу, жмурится ещё сильнее, что перед глазами уже черные пятна со звездами. У него из груди так и рвутся новые стоны и он запускает руку себе между ног, начиная быстро дрочить, чтобы хоть немного сбросить нарастающее напряжение и желание. Крис отстраняется и берет прихваченный Пирсом с собой крем, щедро выдавливая его себе на руку и смазывая проход, делая несколько круговых движений по краям ануса и проникая внутрь одним пальцем. Пирс замирает. Редфилд неторопливо трахает его одним пальцем, совсем скоро добавляя второй, возобновляя движения вперед-назад, попутно разводя пальцы на манер ножниц. Пирс снова начинает стонать и сам насаживается на трахающие его пальцы. С третьим пальцем уже ощущается его тугость, но зато у Крис появляется возможность проникнуть глубже и он начинает искать простату парня, находя её достаточно быстро и теперь стимулируя. Это заставляет Нивенса граничить где-то между болью и удовольствием. Он стонет и вдруг у него в голове возникает безумная идея, которая только усиливает желанные внизу живота, которое уже становится немного болезненным.

@темы: fanfiction, Piers_Nivans, Nivanfield, NC-17, Jill_Valentine, Chris_Redfield, yaoi

22:58 

Ещё можно исправить... (8.2.)

— Вы же понимаете, насколько это серьёзно? Капитан, вы и Валентайн уже имели дело с Ураборосом. Видели на что он способен. Расскажите нам с личного опыта, — просит один из офицеров.
— Альберт Вескер создал Ураборос, чтобы на Земле осталась только «высшая раса» людей, которые пройдут отбор этим самым вирусом. Он собирался распылить его над континентами или добиться того, чтобы самолёт с вирусом сбили и тогда вирус вырвался бы на свободу. Мы с Шевой помешали этому случиться и Вескер был убит.
— Это точно? А то, Пирс тоже был еще неделю назад мертв, — с явной издевкой в голосе сказал тот же офицер, с которым он познакомился по приезду, и который имел темные волосы с проблесками седины и треугольную бородку. Он с самого начала не понравился Крису. Очень уж неприязненно тот на него смотрел.
— Он утонул в лаве и мы с Аловар выпустили в него по снаряду из ракетницы. Думаю, да. После такого трудно выжить. Даже такому как Вескер.
— Это правда, — отзывается Джилл, вошедшая следом за Редфилдом. — Я была там и сама видела. Вескер мертв. Но кто-то смог воссоздать вирус. Возможно, это кто-то из тех, кто работал на него в лаборатории в то время.
— Возможно. В любом случае. Завтра утром вы двое отправляетесь со своими людьми в Миднайт таун, где сейчас собираются все основные силы BSAA. Мы еще помним, что случилось с группами, которые встретились с Ураборосом и оказались недостаточно хорошо подготовлены. Разузнаете детально ситуацию и будете руководить операцией. И… Редфилд, Пирса, конечно, отпустили, но он официально не является больше нашим сотрудником, так что ему нечего делать в центре событий.
— Я знаю, Апшер, — смотря с каким-то недобрым прищуром, отвечает Крис. — Пирс отправиться в безопасное место и будет под присмотром сотрудника TerraSave.
— Это вашей сестры что ли? — насмешливо спросил один из присутствующих. — Как её там? Клара?
— Клэр. И я считаю, что с ней он будет в безопасности.
— А она с ним? Не захочет ли он продолжить ставить эксперименты посреди города?
— Мы это уже обсуждали. Пирс действовал по принуждению. К тому же, ему угрожали.
— И каждый солдат BSAA готов отдать свою жизнь во имя спасения человечества. Нивенс же опозорил честное имя своей семьи.
— Пирс Нивенс сделал для этой планеты за последний год в сто крат больше, чем вы здесь все вместе взятые за всю свою жизнь. И речь шла не о смерти. А еще большем вреде человечеству.
— Так, офицеры, хватит! — отзывается Джилл. Она кладет руку на плече Криса и чуть сжимает, а потом одобрительно похлопывает. — Никто не виновен, пока суд не докажет обратного!

Они перекидываются еще несколькими острыми фразочками, но всё же в конце концов успокаиваются и расходятся. Первым же делом Крис отправляется искать Пирса и попутно связывается с Клэр. Она не отвечает, но он оставляет сообщение на автоответчике, чтобы она перезвонила ему как можно скорее, делая акцент на то, что это чрезвычайно важно.
Крис находит Нивенса на заднем дворе. Тот сидит на скамейке и что-то рассматривает, держа в руках. Когда Редфилд оказывается достаточно близко, он замечает, что это фотография. На ней родители Пирса и он сам в возрасте, наверное, лет восемнадцати. Снайпер водит пальцем по гладкой поверхности, как бы поглаживая мать по лицу и грустно улыбается. Крис молча садится рядом и кладет свою ладонь на предплечье Нивенса. Парень поднимает глаза на капитана и улыбается уже чуть более радушно. Он рассказывает, что это фото было сделано, когда он окончил военную академию. Отец гордился им в тот день. И во многие последующие. И Пирс признается, что не знает, как теперь смотреть в глаза родителям, потому что-то, что он делал не дает ему покоя и покрывает несмываемым позором его имя. Крис прижимает его к себе и шепчет на ухо, что все будет хорошо и, хотя это слабое утешение, Пирсу становится немного легче.

Через пару часов Крису перезванивает Клэр и, после довольно продолжительной беседы и долгих объяснений, без посторонних ушей, Редфилд-младшая, конечно же, соглашается приютить Пирса у себя, пока Крис со всем не разберется. Они договариваются, что она встретит его в аэропорту BSAA и что Крис заберет его к себе, как только вернется из Миднайт тауна, после чего слышит, что Клэр и Шерри как раз находятся недалеко от этого городка. Криса сильно волнует данная новость и он просит сестру уехать вместе с Биркин домой. Так же, выясняется, что это студенческий городок, где теперь учится Джейк Мюллер и Крис решает пока не интересоваться откуда у наемника взялись деньги на институт и как его вообще приняли туда, если тот с юношеских лет занимался всем на свете, но только не учебой. И как позже оказывается именно это и было самой большой ошибкой…

***


Пирс и Крис ещё много разговаривают в этот день обо всем на свете и в конце концов, тема заходит об их внезапных отношениях и Крис говорит, что хочет перед отъездом выполнить данное Нивенсу обещание. Пирс говорит, что у него есть одно местечко на примете и они договариваются встретиться вечером в закрытом городе, на улице рядом с тем амбаром, где были Крис и Джилл в первый день.

@темы: yaoi, fanfiction, Piers_Nivans, Nivanfield, NC-17, Jill_Valentine, Chris_Redfield

22:56 

Ещё можно исправить... (8.1.)

Крис передает флешку с результатами исследований другим офицерам, которые занимались арестом Пирса и они всё же поддаются уговорам, освободить Нивенса хотя бы на время следствия и до конца всех разбирательств. Редфилд встречает снайпера у входа в СИЗО и смотрит на него с какой-то злостью и обидой и сам до конца не понимая почему. Он пытается оправдать себя поведением Пирса во время их недавней беседы, но внутренний голос продолжает упорно твердить, что ему не следует себя обманывать и причина здесь совершенно иная. Его злит то видео. Видео, на котором Пирс трахается с Трэвисом и Сандрой. Видео, которое прояснило много фраз, отпущенных младшей Майлз и объяснило страх Пирса перед её братом. Он пытается внушить себе, что его это никак не волнует, чувствуя как жуткая ревность сжирает изнутри. Пирс подходит к Крису медленно, несмело и оба они знают почему так. Оба понимают, что если Нивенс на свободе, то ещё один грязный секрет был вытянут на свет. Редфилд и сам не знает что им руководит, когда он берет стоящего в паре метров от него Пирса за руку и прижимает к себе, обнимая. Вот так просто, не обращая внимание на то, что на них смотрят, на то что будут обсуждать. Ему плевать. Всё закончилось. Его Пирс рядом, живой и даже почти здоровый, улыбается и отвечает на объятья, прижимаясь крепко, как в детстве к любимой игрушке, когда было страшно. Это было очередное испытание и они прошли его вместе. И несмотря на то, что впереди ещё суд, Крис не сомневается в его решении в пользу Пирса. Они садятся в машину и Пирс откидывается на спинку сиденья, как раньше, широко при этом улыбаясь и делая глубокий вдох. Он прикрывает глаза и слушает звук заводящегося мотора, чувствуя, что наконец-то дома. Крис заводит машину и хочет наконец поговорить с Пирсом на чистоту, но не смеет, видя как расслаблен и отвлечен парень, практически засыпая на соседнем сиденье. Редфилд раздумывает ещё несколько секунд, но всё же задает насущный вопрос.

— Пирс, — он говорит тихо и спокойно. Ему незачем повышать голос. Он знает, что Нивенс услышит его сейчас даже, если они будут шептать. Да и такой тон вызывает чуть больше расположения. — Я хочу поговорить с тобой. Ты знаешь о чём, — на этих словах Пирс открывает глаза и устало смотрит на Криса.
— Ты ведь о том видео, верно? — Пирс говорит так же тихо, и его голос звучит устало и вымученно.
— Да, — коротко отвечает Крис и Пирс делает такое выражение лица, что Редфилду хочется дать ему подзатыльник за кривляние. — Знаешь, хрен с Трэвисом. Я уже понял, что он был законченным ублюдком. Но эта Сандра. Сколько ей лет вообще было?
— Я, пожалуй, не буду называть цифры. Скажем так, она была чрезвычайно образованной для своих лет. Но, если ты думаешь, что я хотел… То ты ошибаешься. Эта… семейка… они оба были мне отвратительны и оба были ужасными извращенцами. Вот ты можешь представить себя в постели с Клэр и кем-то третьем? Нет? Может, потому что ты нормальный человек?
— Нет, Пирс, я точно ненормальный, — Крис останавливает машину и Пирс озирается по сторонам, понимая, что и сам не заметил, как Крис вывез их куда-то за пределы военного городка. — И знаешь почему? — Редфилд глушит мотор и тянется к Нивенсу, запуская ему одну руку в волосы. — Потому что ты сводишь меня с ума. Много лет. У меня последнее время было много времени и поводов всё обдумать. Всё что когда-либо между нами было и тут я понял. Ничего из этого никогда не было случайностью. Я увидел твоё резюме и фотографию и уже тогда во мне что-то зародилось. Когда я впервые услышал твой голос, я целый день не мог выбросить его из головы. Потом совместные задания, твои первые ранения… Всё это будоражило мою кровь. Каждую секунду я подсознательно переживал за тебя и боялся, что сейчас очередной зараженный прервёт твою короткую жизнь, — Пирс льнет навстречу к поглаживающей и массирующей кожу руке, как-то не веря смотря на рассказывающего Криса. — Этот год был просто безумным, но я многое за него понял. Понял, наверное, самое главное в своей жизни.
— И что же это? — спрашивает Пирс, даже не замечая, как расстояние между ними становится все короче и короче.
— Я люблю тебя, — шепчет Редфилд и поддается вперед, касаясь губ Нивенс и сливаясь с ним в поцелуе. Поцелуй выходит мокрым и долгим. И время будто замирает для них. Крис продолжает поглаживать волосы Пирса, а Нивенс кладёт руку на шею Редфилда, поглаживая большими пальцами покалывающую нежную кожу щетину. Они не сразу замечают обращение ко всем старшим офицерам, передаваемое по рации и устало выдыхают, разрывая поцелуй и смотря друг на друга. Крис отстраняется и снова заводит машину.

Они приезжают в часть довольно быстро и у входа их ждёт уже Джилл, которая выглядит немного нервированной. Она смотрит на выходящего из машины Криса, а потом замечает и Пирса и закатывает глаза. Совсем коротко, но оба мужчины это замечают и переглядываются. Джилл просит Пирса остаться где-нибудь неподалёку и не попадаться на глаза другим капитанам. А затем берет Криса под руку и тихо рассказывает ему причину собрания. Услышав лишь одно слово, Крис прибавляет шагу и практически врывается на совещание.

— Это точно? — спрашивает он с какой-то злостью в голосе, чуть ли не с порога, обращая на себя всеобщее внимание.
— Источник анонимный, непроверенный, но звонивший утверждал, что знает о чем говорит. И даже описал мутации. Всё совпало.

@темы: yaoi, fanfiction, Piers_Nivans, Nivanfield, NC-17, Jill_Valentine, Chris_Redfield

20:16 

Ещё можно исправить... (7.4.)

— Ты знаешь, — в какой-то момент говорит Джилл, когда обоим уже казалось, что тема работы для беседы уже исчерпала себя. — Все называют миссию в Китае провальной, но ведь она таковой не является, если подумать.
— Ты это о чем? — спрашивает Крис, не понимая.
— Ну, вы должны были спасти заложников и вы их спасли, верно? Потом на вас напала огромная змея, будь они не ладны эти ползучие, что та в особняке, что эта… Но вы и её уничтожили. Потом вы преследовали Карлу, она же лже Ада Вонг. Догнали, убили. Потом нужно было спасти Джейка Мюллера и Шерри Биркин и их вы тоже спасли, так что ты не провалил там ни одной миссии. Кстати, ты знаешь, что Леон влюблен в настоящую Аду по уши?
— Понятно, почему он её так защищал, — даже не удивляясь, ответил Крис, отпивая горячий кофе из кружки.
— Да… Любовь слепа. Неправда, Крис?
— При чем здесь я?
— Ну как же? Леон был готов защищать Аду, даже зная, что она стоит за био-терактом и работает на «Neo-Umbrella». Ничего не напоминает? Ты и Пирс?
— Что я и Пирс? — он несколько раздраженно бросает вилку и та со звоном ударяется о тарелку. — Ну же говори. Раз уж все об этом говорят у меня за спиной, может хотя бы ты осмелишься сказать мне это в лицо?
— Крис нет ничего плохого в том, что вы с Пирсом… — она делает небольшую паузу, подбирая правильное слово. — любите друг друга. Клянусь, еще два дня назад я была уверена, что ты натурал, но как оказывается, это не совсем так и в этом нет ничего предосудительного.
— Тебе легко говорить. Это же не ты вдруг поняла, что тебе нравится человек твоего же пола, — он говорит это тихо и опустив голову со взглядом куда-то вниз.
— Ну не всё так плохо. В конце концов, это чувство явно взаимное, разве нет?
— Давай, закроем эту тему, ладно? Я бескрайне благодарен тебе за поддержку, но всё же это слишком личное. Не обижайся.
— Ладно, прости, — Валентайн делает виноватое лицо и пристыженно опускает глаза. — Я не хотела.
— Проехали, — отвечает ей Крис, коротко улыбаясь и возвращается к еде, к которой почти не притронулся за весь тот час, что они сидят в столовой. Он знает, что рано или поздно пожалеет о том, что ничего толком так и не съел, но сейчас ему просто кусок в горло не лез.

Они сидят в тишине еще минут пять, а потом Джилл снова начинает рассказывать всякие истории, что произошли за этот год, пока не было Криса, вскользь упоминая одну забавную историю связанную с Клэр, чем вызывает насмешливую ухмылку на лице старшего Редфилда. А так же вспоминает один недавний дурацкий случай с Паркером, из-за чего оба хохочут.
Время летит быстро за оживленной беседой и капитаны не сразу обращают внимание на новоприбывшего солдата, который пытался доложить, что сейф открыли. Парень говорит данную новость таким голосом, будто проигрался сослуживцам в карты, что именно он пойдет докладывать, но Криса это не интересует от слова «совсем». Он тут же срывается с места и идет обратно в жилую часть комплекса, оставляя на столе даже наполовину несъеденный ланч и недопитую, уже третью за всё это время кружку кофе. Джилл остается сидеть за столом, подвигая к себе его тарелку и принимается за уничтожения её содержимого, пока оно совсем не замерзло.

***


Крис возвращается в комплекс один и быстро направляется в комнату убитого ученого. Вокруг сейфа уже собралась небольшая толпа любопытных солдат, но когда в комнате оказывается Редфилд, все тут же расступаются, предоставляя ему возможность приблизиться к тайнику. Сам сейф не очень большой, но его содержимое и того меньше — это всего одна микро-флешка. Крис берет её и хочет сразу вставить в телефон, чтобы проверить файлы, но вспоминает слова Пирса о том, чтобы он сначала просмотрел всё сам наедине. Так что Редфилд отказывается от этой идеи и уходит вон. Он идет в другую комнату и запускает файлы там. На флешке оказывается вся подноготная Пирса, все результаты исследовании, что проводились на нём на протяжении всего этого времени, состоящие, наверное, из сотен страниц, переполненных научными терминами, но последний файл оказывается видео-файлом и его название, как и содержание, очень интересуют Криса. Видео называется: «Сучка». Крис нажимает воспроизвести файл и застывает от открывшейся ему картины. У него будто ком застряет в горле и он отдаленно думает, что хорошо, что он ничего так и не съел толком, иначе это всё сейчас захотело бы тоже увидеть данный ролик. Каждая новая секунда вызывает у него злость и… ревность? Крис выключает файл и быстро удаляет его с флеш-карты. Теперь он отлично понимает, почему Нивенс попросил его сначала просмотреть всё самому. Увиденные кадры надолго застряют в памяти и Редфилд всеми силами пытается убедить себя, что Пирс делал это по принуждению. От этого спокойнее, но в то же время в сотню раз больней. И хуже всего мысль о том, что виноват во всем этом именно он — Крис.

@темы: yaoi, fanfiction, Piers_Nivans, Nivanfield, NC-17, Jill_Valentine, Chris_Redfield

20:15 

Ещё можно исправить... (7.3.)

Они спускаются на самый нижний этаж подземного комплекса, на котором располагалась жилая часть. Эта часть комплекса совершенно не похожа на всё, что они видели здесь раньше. Будто попадаешь в совершенно другой мир. Капитаны выходят из лифта и перед ними оказывается коридор, чьи стены обтянуты зелёным бархатом, пол выложен из какого-то, наверняка, дорогого камня, сложенного в узоры, с потолка свисают роскошные люстры, которые даруют мягкое, приятное освещение. Вдоль стен стоят резные деревянные комоды с дорогими антикварными вазами и чашами. Крис и Джилл замирают ещё в самом проходе и переглядываются, даруя друг другу усталый взгляд. Им обоим уже до чертиков надоели все эти дорогие особняки с лабораториями то над ними, то под ними. Постепенно, это уже перестало быть даже смешным. Даже Барри уже признавался, что с него хватит особняков. Но делать нечего и они проходят вдоль коридора в комнату, которая, как они уже успели выяснить, принадлежала Трэвису. Они проводят уже знакомой ключ-картой по замку и на нём загорается зеленая лампочка, а после слышится звук срабатывающего механизма. Дверь легко поддается и они оказываются внутри. Местная обстановка мало чем отличается от остальной на этом этаже: Одна стена является муляжом окна с видом на ночной мегаполис, противоположная ей увешана какими-то дорогими картинами известных художников, но Джилл в этом не особо разбирается, а Крис и подавно. Художество его никогда не привлекало. Может, немного музыка, но и то не сильно, а в остальном он предпочитает минимализм. Здесь же, напротив, вся комната оформлена в стилях барокко и рококо. В центре стоит поистине королевских масштабов кровать с высоким, обитым темным с золотым шелком изголовьем, изогнутыми ножками и множеством декоративных подушек поверх огромного декоративного одеяла из такого же темного с золотым рисунком шелка. По обе стороны стоят прикроватные тумбы, украшенные утонченной витиеватой резьбой по дереву с красивыми настольными лампами сверху, стоящие на колоннообразной округлой ножке с пышным, словно юбка на бальном платье абажуром кофейного цвета. Ближе к «окнам» стоят два массивных мягких кресла с гнутыми ножками, обтянутые кофейным бархатом. Потолок в комнате высокий, а с него в середине свисают две кованные и покрытые позолотой люстры.
И, понимая, что это лишь маленькая часть того, что здесь есть, капитаны осматривают это всё с открытым ртом и Крис отдаленно думает, что Пирс никогда в жизни, наверное, не жил так же роскошно, как последние несколько месяцев. И, если бы не все те чудовищные события и бесчеловечные эксперименты, можно было бы подумать, что он и впрямь мог предпочесть борьбе с био-терроризмом принадлежность к нему. Хотя, Крис и знает, что Пирса никогда не интересовала финансовая сторона их работы. Он просто идейный и, может, немного идеалист.
Ко всему этому даже немного страшно притрагиваться, но где-то здесь должен находиться сейф с доказательствами невиновности Пирса, так что придется перевернуть всю эту роскошь вверх дном, к чему, собственно, и приступают Джилл и Крис. Они снимают все картины, сбрасывают с полок все книги, на всякий случай полностью убирают все постельное белье на кровати, проверяя швы на подушках и одеялах, поднимают все ковры, отодвигают все шкафы, столы и комоды с зеркалами, но все же находят. Небольшой сейф с биометрическим замком и сканером сетчатки глаза находится под ковром, под кроватью, которую еле смогли сдвинуть Крис и Джилл вместе. Им даже стало интересно сначала как Трэвис будучи довольно щуплым мог в одиночку сдвигать её, чтобы добраться до тайника, но потом они нашли механизм, который, похоже, управляется с пульта. А сам пульт, между тем, может быть где угодно. В конце-концов, ничего подобного в самой комнате они не нашли, а перерыли там буквально всё. Да и главное сейчас — это результат.

Как только сейф найден, они посылают за инструментами, чтобы взломать или срезать замок. Конечно, проще всего было бы взорвать его, но не зная точного строения, сплава металла, толщины стенок и прочего, есть вероятность повредить содержимое. А это может принести с собой ужасные последствия. Приведенный специалист осматривает сейф и говорит, что ему понадобится несколько часов. Так что капитаны решают использовать это время, чтобы немного передохнуть, а Джилл предлагает пойти перекусить, после чего Редфилд вспоминает, что не ел уже несколько суток. В их работе это естественно и привычно и поэтому он не сильно обратил на это внимание, но всё же теперь у них наконец был шанс немного подзаправится и игнорировать его было бы глупостью.

За ланчем Крис рассказывает о том, что случилось с Сандрой и о том, что он узнал от Трэвиса о Пирсе и вирусе, а так же несколько вещей из своей жизни и о тех шести месяцах, что прошли со времен операции в Китае. В ответ Джилл рассказывает о своей чуть более удачной, нежели у Криса карьере капитана, первых заданиях в этом звании и немного о личной жизни, вскользь упоминая, что-то о ребенке и несчастном случае одиннадцать месяцев назад. И Крис пытается расспросить её подробнее, но она отмахивается и говорит, что не хочет затрагивать эту тему. Однако, из всего рассказа Редфилд понимает, что в результате какого-то инцидента Джилл потеряла ребенка, и из-за этого её бросил жених. Но Валентайн быстро меняет тему разговора и Крис решает больше пока не тревожить эту историю, пока она сама не захочет всё рассказать.

@темы: yaoi, fanfiction, Piers_Nivans, Nivanfield, NC-17, Jill_Valentine, Chris_Redfield

20:14 

Ещё можно исправить... (7.2.)

— Крис, я не хочу! Я не знаю как мне жить со всем тем, что я натворил! Оставь это и живи спокойно дальше. Забудь всё это! Найди хорошую девушку, женись, заведи детей, живи нормальной жизнью, а меня оставь в покое!
— Решил умереть, значит? После всего этого ты решил в конце умереть? Хочешь умереть, да?! — Крис встает из-за стола и подходит к Пирсу вплотную, хватая его рукой за горло и начиная душить. — Так давай я тебе помогу! Ну? Что? Счастлив? Нравится? — он говорит это со злобой и раздражением, постепенно всё сильнее и сильнее сжимая руку на горле, видя как расширяются от страха зрачки Пирса, который пытается убрать железную хватку, вернуть способность дышать. Он панически хватает ртом воздух, надеясь поймать хоть чуть-чуть. И только когда Нивенс уже практически полностью перестает сопротивляться и Крис замечает как у того закатываются глаза он отпускает его и садится на место. Пирс тут же делает большой глоток воздуха, начиная кашлять и хватается за горло, оттягивая ворот одежды, чтобы ничего больше не сдавливало и не мешало поступлению кислорода в легкие. Он смотрит на Криса затуманенным и перепуганным взглядом и чувствует себя виноватым, сам до конца не понимая почему.
— Что? Расхотелось умирать? Или добавить? Я был к тебе снисходителен, я старался быть заботливым и мягким. Но ты не понимаешь, видимо, этот язык. Ты понимаешь только силу.
— Прости, — он откашливается. — Прости… Прости, прости, Крис, прости, — его голос звучит чуть хрипло и как-то подавлено и это задевает что-то внутри Редфилда. — Прости, я понял. Я понял, прости.
— Просто ответь на мой вопрос: ты знаешь, где могут находиться результаты? — Крис старается говорить твердо и уверенно, сам замечая непонятно откуда взявшуюся легкую дрожь, но скрывая её.
— Комната Трэвиса. Там где-то есть сейф, который открывался сканированием сетчатки его глаза, — Пирс ещё потирает рукой горло, но говорить уже более ровно, только изредка прерываясь, чтобы перевести дыхание. — Но, я так понимаю, придется взламывать. Слышал, этому парню от Джилл просто голову снесло, — он улыбается краем рта и вызывает слабую улыбку на лице Криса. Это приятно им обоим.

Пирса уже собираются увести, когда он останавливается и напоследок просит Криса самого просмотреть всё файлы, которые он там найдет, прежде, чем отдавать их кому-либо. Редфилд смотрит на него с непониманием, но соглашается, понимая, что будь это неважным, Нивенс бы не стал просить.

Когда Крис выходит из здания СИЗО, ему будто становится легче дышать. Он тяжело выдыхает и впервые за последние полгода ему снова хочется курить. Коротко Крис думает о том, что эта зависимость никогда его по-настоящему не отпустит и стреляет одну сигарету у каких-то ребят, которые бродят по округе. Кажется, он видел их в группе Джилл. Он идёт к месту, где они с Валентайн договорились встретиться, попутно медленно раскуривая крепкие сигареты, мысленно подмечая, что после такой продолжительной паузы они кажутся слишком крепкими. Под ногами хрустит свежий снег, выпавший ночью и в глазах немного рябит от блеска солнца, играющего на сугробах. Холодный ветер чуть обжигает лицо, а глаза режет попавший табачный дым и во всем этом есть что-то особенное. Что-то приятное, как и тишина, стоящая вокруг, которая дарит спокойствие на душе. Ощущение безмятежности. Крис вспоминает как они с Клэр в детстве любили ходить в лес, который был недалёко от их дома и ту тишину, которая царила там. Которую разрывал звонкий смех маленькой сестры. Ему было тринадцать, а ей всего семь, но они были близки. Намного ближе, чем сегодня. Сегодня они встречаются только когда у кого-нибудь из них что-то случится и иногда на Рождество, если они не работают в этот день. Конечно, есть ещё дни рождения, но даже тогда намного чаще они созваниваются, чем видятся. И это вызывает какую-то тоску.

Крис выбрасывает окурок в сугроб, уже практически на месте и отдаленно надеется, что Джилл не заметит запах дыма. В своё время она на пару с Клэр была одной из тех, кто насильно заставил его завязать. Но Редфилд-старший оказался неисправим и много раз после начинал всё сначала. Он доходит до нужного здания и уже через несколько минут туда подъезжает Валентайн на одном из джипов BSAA. Она опускает окно и жестом подзывает к себе Редфилда, который тут же садится на пассажирское место рядом. Крис сразу понимает, что поездка будет долгой, когда прислонившись спиной к сиденью, чувствует будто у него весь воздух из легких вышибли. У него темнеет на секунду перед глазами, но он быстро возвращает себе прежнее самообладание и ясность ума, делая вид, что ничего не произошло. И хотя он уверен, что Джилл это заметила, она ничего не спрашивает и только бодро улыбается.

***


Капитаны прибывают ко входу в лабораторию где-то через час. Оказалось, главный вход был не так уж и далеко. Он скрывался за потайным люком в закрытой для персонала части подвала местного госпиталя. И, как выяснилось, именно поэтому никто не замечал подозрительных приезжих. Да, Пирс многим бросился в глаза, но никто не видел, чтобы он приезжал в город откуда-то из вне. Так что многие сочли его «своим», за что и поплатились.

@темы: yaoi, fanfiction, Piers_Nivans, Nivanfield, NC-17, Jill_Valentine, Chris_Redfield

20:13 

Ещё можно исправить... (7.1.)

Джилл и врачи ещё долго пытаются отговорить Криса вставать, и уж тем более совершать физические нагрузки, но Валентайн знает, что это бесполезно. Она всё ещё вспоминает как однажды после одной довольно большой заварушку с продолжительными перестрелками, Криса серьезно ранили в грудь и пуля чудом не задела ни одного жизненно важного органа. Врачи настаивали на полной реабилитации в стенах больницы, которая могла продлиться несколько месяцев, но Редфилд написал отказ от всех послеоперационных процедур и выписался домой. А уже через неделю вернулся в часть свежим и бодрым. «Больничные стены меня угнетают и не дают выздоравливать», — ответил как-то Крис на вопрос почему он никогда не остается в госпиталях дольше жизненно необходимого.
Так что верить, что в этот раз он отнесется к советам врачей менее пренебрежительно было бы глупостью. Так что, в конце концов всё равно выходит как решил Крис и его отпускают, сменив компресс на спине и назначив следующий термин для перевязки. У него нещадно болит всё тело, как после многочасовой тренировки, но Редфилд старается не обращать на это внимания. Отлежаться он всегда успеет, а вот спасать Пирса от несправедливых обвинений в био террористических акциях нужно уже сейчас.
Джилл и Крис выходят из госпиталя, и тело прошивает легкие озноб. За последнюю ночь здесь существенно похолодало. А, может, так просто кажется, потому что последние двенадцать часов они провели в теплом помещении. Валентайн отправляется, чтобы раздобыть для них машину, а Крис отправляется в местное СИЗО.

Это местечко выглядит не очень радушно уже снаружи. Большое серое здание с решетками на окнах и широкими железными дверями. От него веет какой-то тоской, одиночеством и страхом. Капитан перепрыгивает две ступени и, оказавшись сразу у входа, старается не задерживаться, тут же проскальзывая внутрь. Крис недолго разбирается с дежурным и, после небольшой дискуссии, тот всё же соглашается подчиниться и отводит его в комнату для свиданий. Это небольшое помещение с голыми стенами и холодным бетонным полом, в центре которого стоит маленький деревянный стол и два стула, а над ними висит одинокая лампочка. Сквозь узкое решетчатое окно под самым потолком в комнатку пробивается солнечный свет и это нагоняет какую-то тоску. Примерно через минуту в комнату вводят Пирса. Его пристегивают наручниками к столу и уходят, оставляя капитана с ним наедине. Крис бегло осматривает парня, замечая какое-то смирение в его взгляде. Он так же садится за стол, чтобы атмосфера беседы была более располагающей и погодя несколько секунд уже собирается начать разговор, но Нивенс его опережает.

— Рад, что с тобой всё в порядке, Крис, — он говорит тихо и спокойно, но старается не смотреть капитану в глаза. Это сразу же привлекает внимание Криса. — Я опасался худшего. И… Простите, капитан, это всё из-за меня. Боже, если бы я только знал к чему приведет один мой поступок, я бы пустил себе пулю в голову ещё на станции, после того, как отправил капсулу.
— Ты что такое говоришь? С ума сошел? Пирс, ты не в чем не виноват. Всё что ты делал когда-либо, это всё было из лучших побуждений.
— Благими намерениями… сами знаете куда дорога лежит. Туда мне и путь. Этот… главный, который разговаривал со мной. Рассказал о моих перспективах на будущее, касательно смертельной инъекции. Сам знаешь, что у нас делают с био-террористами. Но ты знаешь, я… Я думаю, это не так уж и плохо. Были моменты я мечтал о смерти. Надеялся, что вот сейчас придет кто-то и просто пустит мне пулю в лоб.
— Отставить подобные мысли, — говорит Крис и его голос звучит четко и чрезмерно громко, разлетаясь по пустому помещению, ударяясь о стены и откликаясь эхом. Ему не нравится то, о чем говорит Пирс, а ещё больше не нравится то, как он об этом говорит. Насколько спокоен его голос, насколько безразличен ко всему взгляд некогда блестящих энтузиазмом глаз. — Мы вытащим тебя отсюда. Сможем доказать, что ты действовал не по своей воле. Нужно только найти все результаты исследований, что они проводили над тобой. Записи, фотографии, аудиофайлы, что угодно и чем больше — тем лучше. Ты там всё знаешь. Где они могут быть? Наши люди всё ещё проводят обыск, но ничего о тебе не найдено. Кроме того, что ты занесен в базу как сотрудник, на твое имя была активна ключ-карта и твои отпечатки на всех пультах управления, отвечающих за контроль над системой.

@темы: yaoi, fanfiction, Piers_Nivans, Nivanfield, NC-17, Jill_Valentine, Chris_Redfield

Nivanfield by Hellena Mallory

главная